Усыновление-2: Судный День



Пять лет назад мы с женой попробовали усыновить в Украине ребенка. Этого у нас не получилось: кромешная коррупция и беспросветный совок царили в социальных службах Украины на всех уровнях, от министерства до сельских советов. О наших приключениях можно почитать по тегу усыновление или же просто заключительную историю.

За эти пять лет страна сильно изменилась: второй срок Януковича, затем майдан, люстрация, жыты по-новому и так далее. Изменились и мы: у нас теперь есть наш собственный сыночек Эрик. Тем не менее, раз в Украине произошла такая мощная встряска всех номенклатур, то может быть, что-то изменилось и в области социальных служб? И мы решили снова попробовать усыновить ребенка.

Действительно, есть некоторые изменения. Например, раньше можно было звонить в любые учреждения и спрашивать, есть ли у них подходящие дети, а затем ехать и знакомиться с ними. Сейчас — нет. Усыновлять официально можно только в своем районе или на уровне области. В нашем районе роддомов нет, поэтому знакомиться мы можем только с теми детьми, которых не захотели усыновить ни на уровне районе, ни на уровне города. Говоря рыночным языком, это неликвид: смертельно больные дети с коротким прогнозом или серъезной инвалидностью. Даже дети с синдромом Дауна не всегда доходят до уровня областной соцслужбы — их усыновляют раньше.

Anyway, осенью была одна девочка с достаточно пугающей инвалидностью, которую в Украине просто так вылечить не получится, а в Германии, например, можно запросто, были бы ресурсы (а у нас они есть). У этой девочки не были еще надлежащим образом оформлены документы: отец не подписал нужные бумажки и исчез. Дать этой девочке статус сироты мог только суд, но суд должен был подождать несколько месяцев, пока истечет какой-то там срок. Мы согласились ждать. Попутно пытались повлиять на лечение ребенка, чтобы как можно раньше начать делать операции в хорошей клинике. Эту помощь государство отказалось принимать.

О том, что эту девочку удочерили, мы узнали, разумеется, случайно. И, конечно же, это произошло раньше того срока, который суд, по их словам, должен был подождать.

Фотоотчет: музей Штази в Берлине

Штази — это восточно-германский КГБ, созданный советами в 1952 году. Также как и Комитет, Штази занимался слежкой за населением и поиском врагов народа. После распада Германии граждане взяли штаб-квартиру штурмом, Штази был распущен, архивы переданы публике, а в администрации был открыт музей.

(The same story in english.)

Фотографии шпионского оборудования.Collapse )

Stasi museum in Berlin

(Тоже самое по-русски.)

The Stasi was an Eastern Germany version of the KGB, established by the Soviets in 1952. Just like the KGB, the Stasi was mostly busy looking for enemies of the people, employing round-the-clock surveillance, and eavesdropping on German citizens. After the fall of the Berlin Wall, people assaulted the Stasi headquarters, dissolved the organization, opened its archives to the public, and created a museum in the main building.

I took some pictures of their spy gear.Collapse )

Об украинских альфа-самцах

В последние месяцы я ежедневно обедаю в ресторанчике, расположенном в штабе Партии Регионов (россияням: это наш аналог Единой России). Три-четыре раза в неделю я занимаюсь в одном из модных спортклубов, куда по старой памяти девяностых ходят правильные пацаны.

В этих местах меня постоянно окружают серъезные люди со своими опричниками. Ты же понимаешь, что такое серъезный человек, да? Вот посмотри на меня, и представь себе полную противоположность во всем. Это люди 45+, с огромным пузом и мясистым лицом, с несмываемым презрением, усталостью на лице и рингтоном старого телефона на мобилке.

Пока я обедаю или плаваю, я вынужден слышать их разговоры.

Опричники

Я хочу жить на другой планете.

У них все миропознание построено на борьбе. Вокруг борьбы крутится все. Если они обсуждают бизнес — они обсуждают как кого-то обмануть, как дать откат, как протолкнуть. Они рассуждают, как отжать, нажать, подмять, решить. Все беседы о бизнесе крутятся вокруг военных действий. Вокруг враги, надо атаковать.

Эти люди побеждают в жизни только в том случае, если кто-то страдает.

Мысль о каком-либо успехе в любой области у них неразрывно связана с тем, чтобы кому-то в это время стало плохо. Т.е. бизнес возможен только в случае победы над кем-то и дел без врагов у них не бывает. Стратегия win-win просто не найдет места в их мировоззрении, это им чуждо. Даже в делах любви они получают удовольствие когда изменяют своим женам.

Они говорят только о проблемах и причем только о проблемах юридического или понятийного характера. Продукты, услуги, сам бизнес не обсуждаются никогда. По бесконечным беседа подавляющего большинства этих серъезных людей вообще непонятно, чем по сути они занимаются.

В тех редчайших случаях, когда попадается беседа на какую-то предметную тему, то лучшее что можно услышать, это я ебу, блядь, какой-то умник там приходил, сказал это покрытие ложить нельзя, Коля, мне похуй, я в этом ничего не понимаю, реши там.

Даже когда они празднуют, они хвастаются друг перед другом тем, как они круче других сделали кому-то плохо. Мы его так прижали, блядь, пусть попробует теперь, сука, в тендер сунуться.

Не бывает бесед об улучшении бизнеса, о ценовых моделях, об услуге, о потребителе, о новом продукте, об изменении процедуры поставок и так далее.

Я ни разу не слышал, чтобы эти люди обсуждали, как кому-то сделать хорошо.

Почему так не везет женским ноутбукам?

Как бы ты не убивал свой ноут, как бы жестоко ты не относился к своему айфону — бережливая женщина все равно уничтожит ноут или телефон значительно быстрее.


© 2007 James F Clay | http://www.flickr.com/photos/jamesclay/2062727801/
У меня есть совсем юная подруга и она убила свой 13" Macbook Pro (unibody) за три месяца. Барышня совсем небогатая, для нее этот ноут был большим благословением и она очень его берегла. Она где-то ударила его настолько сильно, что весь корпус погнулся — и так его и использовала, не заметив. Она пролила в него стакан сока и не стала нести в сервис центр, т.к. «ну он же работал». Она каждый день смотрела кино в постели (разумеется, флеш), и таким образом высушила всю термопасту и поплавила петли экрана. Разумеется, ноут у нее жил только в специальном защитном чехле, поэтому на корпусе нет ни единой царапины.

Другая юная подруга накопила на айфон 4, но рассталась с ним через два месяца. Для этого потребовалось всего несколько дней потыкать в него слегка глючный провод, чтобы он все-таки коротнул. Сгоревший айфон, разумеется, со всех сторон был обклеен защитными пленками.

Третья моя подруга потеряла все фотки за несколько лет вместе с умершим веником. Диск перед смертью долго предупреждал о скорой кончине. Она не обращала внимания на постоянные щелчки диска и подвисания компьютера — подумаешь. Бекап? Какой бекап, ну откуда у девочки бекап? :)

Барышни, ничуть не смущаясь, оставляют телефон заряжаться на подоконнике под палящим летним солнцем, но падают в обморок, когда я кидаю свой айфон голым экраном на стол. Они носят его в чехлах, а я свой — голым, вместе с барахлом в одном кармане. При этом их телефоны едва работают, а на моем — ни царапинки.

Барышни не чувствуют и не понимают, что можно делать с техникой, а что — нет. Это все очевидно и неинтересно.

А вот что интересно, что для меня загадка: почему женские ноутбуки настолько феерически, адски грязные?